Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Горнолыжное снаряжение. Фото с сайта skiings.ru

В экипировке горнолыжника нет ничего лишнего. Каждый элемент одежды и аксессуар предназначен не только для защиты спортсмена от переохлаждения или перегрева.

сегодня

11 декабря
Александр I издал указ об организации пожарной команды
Александр I издал указ об организации пожарной команды

11 декабря 1802 года император Александр I издал указ об организации в Санкт-Петербурге при съезжих дворах постоянной пожарной команды из 786 солдат внутренней стражи. Команда была сформирована весной 1803 года.

9 дней, которые протрясли нас. Дни 1-3


Из цикла «Мотопутешествие из Аделаиды в Перт и обратно». Часть 1

До...

Началось всё просто:
— Поедем в Перт?
— Зачем?
— Нас на чай пригласили
— Далеко?
— 3000 км в один конец.
— Поедем!

Маршрут. Adelaide (A) — Fowlers Bay (B) — Balladonia (C) — Esperance (D) — Hyden (E) — Perth (F) — Cervantes  (G) — Perth (F) — Balladonia (C) — Fowlers Bay (B) — Adelaide (A). Маршрут

Выезд намечен на 29 марта, так, чтобы захватить два дня праздников.

Времени на всё про всё — 9 дней, поэтому маршрут получился не очень кривой:

Adelaide (A) — Fowlers Bay (B) — Balladonia (C) — Esperance (D) — Hyden (E) — Perth (F) — Cervantes  (G) — Perth (F) — Balladonia (C) — Fowlers Bay (B) — Adelaide (A)

Достопримечательности на маршруте

  • Nullarbor plain — «место без деревьев» — равнина, представляющая собой известняковый монолит, на котором действительно почти нет деревьев. На снимке из космоса равнину Nullarbor хорошо видно как светлую область на территории Южной и Западной Австралий.
  • The longest straight — самая длинная прямая дорога в Австралии — 145.6 км.
  • Cape Le Grand — национальный парк на южном побережье Западной Австралии.
  • Wave Rock — Гора-Волна.
  • Perth — Столица Западной Австралии, место, где угощают блинами и салатом «Оливье».
  • Nambung National Park — национальный парк, на территории которого находится The Pinnacles — каменные истуканы.

Для такого маршрута, длиной более шести тысяч километров, девять дней — не очень много. Запланированные дневные перегоны в первые два и в последние три дня — по 900 км. Световой день длится примерно 12 часов, но при движении с востока на запад к этому времени прибавляется около 20 минут, а в обратном направлении, наоборот, вычитается. Кроме того, сейчас разгар астрономической осени (недавно равноденствие было), что тоже отнимает минуты по полторы в день. График движения получался довольно плотный, а потому был расписан по минутам по принципу: 100 км движения — остановка на 10 минут, заправка — остановка на 15 минут, завтрак-обед-ужин — остановка на 30-40 минут.

Сборы

Мотоцикл в полном снаряженииСобирались как никогда долго, и неспроста. Этот мотопоход был нашей первой мото-многодневкой с ночёвками в палатке, первым дальняком вдвоём. Пришлось обзавестись примусом, вторым самонадувающимся ковриком, кофрами для мотоцикла.

С кофрами получилось на грани фола: сделал заказ, оплатил. Оказалось, что некрашенных в наличии нет. Чёрные для Австралии не годятся: на солнышке они превращаются в духовой шкаф. По расчётам, кофры должны были прийти не раньше, чем за пару дней до отъезда.

Мотоцикл пришлось немного доработать. Ради комфорта пассажирки пришлось отказаться от центрального кофра и сделать мягкую спинку. Так как перегоны между заправками довольно длинные, решили взять с собой десятилитровый запас топлива в канистре. Кроме того, из канистры удобно заправлять примус. Для её крепления сделал грузовую площадку на багажнике мотоцикла, а для запаса воды Аня сделала две сумки на передние дуги мотоцикла: слева для пятилитровой канистры, а справа — для шести бутылок по 0.6 литра. Размещение воды в сумках на дугах экономило драгоценное пространство, а, кроме того, немного загружало переднее колесо мотоцикла. Так же мотоцикл был оснащён дополнительными «чопперными» складными подножками водителя, креплением навигатора, парой USB-розеток для зарядки телефонов и новенькой набачной сумкой Oxford на магнитах.

За день до выезда

Отпуск получен, дети сданы в камеру хранения, мотоцикл заправлен. Почта доставила кофры!

За 10 часов до выезда

Кофры установлены на мотоцикл, начинаем их загружать.

За 4.5 часа до выезда

Собрались! Идём спать.

День первый

По плану: Adelaide — Fowlers Bay (903 км)
По факту: Adelaide — Fowlers Bay (903 км)

На «самые последние перед выездом дела» ушло довольно много времени. Планировали выехать в 6:45, получилось в 7:20. Опаздывать и нагонять — дело привычное. Погрузились на и без того присевший мотоцикл. Ох! Легко ехать не будет! Жизненного пространства мало, масса огромная. Как ЭТИМ рулить — вообще непонятно!

Идем по приборамИдем по приборам


Навигатор бодро рапортует о предстоящих 903 километрах до ночёвки. Одометр показывает 25328. Термометр +12. Бензинометр — пустой бак. Шутка. Если зажигание включить, то полный. Включаем. Осторожно стартуем. Ощущение, что «колесо не то, что до Казани, но и до Москвы не доедет».

Наслаждаемся прекрасными видами. Особенно АнютаПервые 170 км до заправки ехал небыстро, 105-110 км/ч. Солнышко поднялось в небо и начало греть. Наслаждаемся прекрасными видами. Особенно Анюта.

Заправка MoGas (не путать с МосГаз!) «порадовала» немного повышенными ценами на топливо.

Главная хорошая новость — сняли camelback-и (рюкзаки с водой), после чего ехать стало гораздо удобнее, скорость движения увеличилась до 120-130 км/ч.

Заправка MoGas (не путать с МосГаз!) «порадовала» немного повышенными ценами на топливо.На заправке


Солнце на Запад, мы — за ним. Оно, конечно, быстрее. Понеслись километры, часы, города, городочки, заправки полуострова Eyre. Pt Augusta — «ворота» на Запад и Север. Поворот на Eyre Highway. Iron Knob — гора-рудник «Железная Бобышка». Kimba, Kyancutta, Wudinna, Minnipa, Poochera, Yantanabie, Wirrulla — «посёлки элеваторного типа», как я их назвал. И, наконец, Ceduna на западном берегу полуострова. Обогнали дяденьку на странном аппарате: велосипед с посадкой «вперёд ногами» на вёсельной тяге.

Солнце на Запад, мы — за нимПоследняя на сегодня заправка в Penong, ещё 47 километров по шоссе и поворот в сторону Fowlers Bay. Дорожка от шоссе до городка Fowlers Bay всего двадцать два километра, из них одинадцать — асфальт, а одиннадцать — гравийка.

Гравийка не простая. Гравийка-зубодробилка типа «стиральная доска». На такой дорожке есть риск потерять что-нибудь из багажа. Или что-нибудь может отвалится. Или пассажирка может соскочить. Мы же потеряли только один крепёжный жгут, который ничего не крепил, а ехал с нами на всякий случай.

Доехали до Fowlers Bay, остановились в кемпинге за двадцать пять долларов с удобствами. Пока заселялись, ставили палатку, стемнело. Перекусили по-быстрому и спать, чтобы пораньше встретить

День второй

По плану: Fowlers Bay — Balladonia (889 км)
По факту: Fowlers Bay — где-то в лесу (около 760 км)

Второй день начался ещё ночью. Проснулись в начале четвёртого. Погодка испортилась, сверху накрапывало что-то непонятное. На улице темно. Пошли на общественную кухню, вскипятили чайку. Светлее не стало. Дотянули до пяти часов. Снова светлее не стало. Легли спать. Проснулись второй раз уже после рассвета. Погода противная, но ехать надо. Собрались, облачились в дождевые костюмы и выехали.

Из Fowlers Bay до шоссе ведут две дороги. Одна идёт в сторону Аделаиды, та самая, по которой мы ехали вчера, наполовину асфальтовая, наполовину — гравийка. Вторая — в сторону Перта, немного длиннее, но без покрытия. Анюта пошла отдать ключик от общественных удобств, а я стоял на распутье с заведённым двигателем и прикидывал, куда бы лучше свернуть, склоняясь в пользу проверенного пути, хотя для этого мне пришлось бы сделать крюк километров в двадцать. В это время ко мне подошёл местный дедушка, и спросил, куда я еду и по какой дороге. Я сказал ему, что я думаю по этому поводу. Дед подтвердил мои сомнения. Оказалось, что во время дождя дорога в сторону Перта превращается в каток. Анюта опустила ключик в специальный ящик, забралась на мотоцикл, и мы двинулись.

Сегодня, отдохнувший и свежий, я другими глазами взглянул на ту виброгравийку, по которой мы ехали вчера. Сам не пойму, как я жарил здесь вчера 70 км/ч! Сегодня я ехал вдвое медленнее. И мотоцикл уже не так отчаянно вибрировал.

Началась средняя часть пути — движение на Запад. Заправились в роадхаузе Nundroo и поехали в сторону Nullarbor. Пара слов об австралийских роадхаузах. Роадхауз это... Roadhouse. Roadhouse — это заправка, одна на несколько сотен километров. В Roadhouse можно остановиться, заправить своего железногго коня и заправиться самому. В Roadhouse можно посидеть на лавочке с видом на бензоколонку, а можно принять душ, что особенно ценно при температуре +46. В Roadhouse частенько можно даже переночевать, для чего обычно есть несколько комнат и место для каравана или палатки. Roadhouse — это очаг цивилизации на шоссе, где люди могут поговорить, а не только помахать друг другу из окна автомобиля или из седла мотоцикла.

Кстати, о попутчиках: в конце первого дня мы приметили машину с парой велосипедов, прикрепленных к прицепу-кемперу. В машине ехали из Виктории в Западную Австралию погулять бабушка и дедушка. На протяжении тысячи двухсот километров мы видели их на заправках и на дороге, обгоняли их и были обгоняемы ими.

Доехали до национального парка Nullarbor.

Доехали до национального парка NullarborНа краю «парка» заправили мотоцикл


На краю «парка» заправили мотоцикл. Цена на бензин поднялась до двух долларов за литр. Но это было ещё не самой плохой новостью. Расход бензина оказался значительно больше, чем я мог себе вообразить — около десяти литров на сотню!

На заправке мы увидели много интересного:

Группу в полосатых купальниках (т.е. на «Харлеях»), двигающихся в Западную Австралию

Группа в полосатых купальниках

Группа в полосатых купальниках


Живописный пейзаж.

Живописный пейзаж


Ворону, которая сначала строила глазки и выпрашивала чего-нибудь пожевать, а потом подскочила ко мне и самым наглым образом начала клевать мне печень.

Ворона, которая сначала что-то выпрашивала......а потом подскочила ко мне...Велосипед, на котором «ошлемленный» наездник впервые пересёк Nullarbor в 1962 годуИсторическая бензоколонка


Велосипед, на котором «ошлемленный» наездник впервые пересёк Nullarbor в 1962 году и историческая бензоколонка.

Между тем, погода поменялась в лучшую сторону. Мы позавтракали, потеряв кучу времени, и поехали дальше. Стало чувствоваться близкое побережье. Свернули в буш, проехали метров двести до берега. Или, точнее говоря, до края.

Мы доехали до краяНа краю


Устроили маленькую фотосессию... Справа - кадр специально для Transalp-клуба.

Мы доехали до краяКадр специально для Transalp-клуба.

Близкое побережьеМаленькая фотосессия


Мотоцикл продолжал пожирать бензин до тех пор, пока я не понял, что, скинув пару десятков километров в час, я имею шанс добраться до заправки без помощи канистры. Так и оказалось. На заправке на границе Южной и Западной Австралий в вoсемнадцатилитровый бак голодного мотоцикла вошло аж девятнадцать литров бензина.

На заправке на границе Южной и Западной Австралий Указатели на заправках как бы намекали, что «деваться тебе, брат, некуда»


С этого момента дорога стала постепенно отдаляться от моря. Указатели на заправках как бы намекали, что «деваться тебе, брат, некуда».

Погода опять начала портиться. Мы остановились на минутку на придорожной стоянке, чтобы облачиться в дождевые костюмы. При выезде со стоянки я чуть было не вырулил прямо под проходящий автобус. Был оббибикан и объехан по встречке, зато не задавлен. Догнал его, извинился, как мог, на ходу.

На заправке выпили кофе и обзавелись трофеем: наклейкой «Я пересёк Nullarbor»День заканчивался. Погода опять поменялась на хорошую. При подъезде к очередной заправке наблюдали картину «Орёл, пожирающий тушу кенгуру». Картина располагалась прямо на проезжей части, и орлу не было никакого дела до проезжающих экипажей. По его виду было понятно, кто здесь хозяин, и кто кого должен объехать.

На заправке выпили кофе и обзавелись трофеем: наклейкой «Я пересёк Nullarbor».

Вышли с заправки. Солнце решило, что «сегодня можно уйти чуть пораньше», а нам оставалось ещё сто восемьдесят километров.

Солнце решило, что «сегодня можно уйти чуть пораньше», а нам оставалось ещё сто восемьдесят километров... а нам оставалось ещё сто восемьдесят километров


Через пятьдесят километров стало понятно, что уже, действительно, темнеет, а ехать ещё далеко, а вот как раз отличное место для ночлега в сотне метров от дороги. На том и порешили. Встали лагерем, недалеко от автобуса, который так счастливо нас объехал. Приготовили ужин из лапши с тушёнкой, заварили чайку. ХОРОШО!

Отличное место для ночлега в сотне метров от дорогиА погода великолепная. Воздух тих, прозрачен и свеж.


Здесь на многие сотни километров вокруг нет городов, портящих небо своей засветкой. К вечеру облака почти полностью ушли, и мы наконец-то увидели звёзды долины Nullarbour. Описать это я не в силах. Разве что попросить Антона Павловича Чехова, слова которого мы учили в школе наизусть: «А погода великолепная. Воздух тих, прозрачен и свеж. ... Всё небо усыпано весело мигающими звёздами, и Млечный Путь вырисовывается так ясно, как будто его перед праздником помыли и потёрли снегом.»

HEKOT, 2013 г.

© Фото автора

Опубликовано: 06.05.2013
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.